Путешествие по реке Мана.

Мана

Река Мана (Красноярский край)
(Из воспоминаний Полины)

Десант компании Прислонютых высадился в посёлке Береть, что на берегу Маны. Численность состава меньше обычного — всего двенадцать человек. Погода капризничала и хмурилась, не признавая своих путников. Навстречу шла компания невесёлых, уставших людей. Они жаловались на дождь, холод, мошкару…Что поделаешь – Карма. Ну, мы-то свои чакры тщательно прочистили, продезинфицировали. Лучи солнца заиграли сквозь поволоку туч, освещая путь.
Лихо переправились на противоположный берег, и…работа пошла. Небольшое число представителей сильного пола (четыре человека) не сказалось на качестве труда. Парни: Борис с Пашей валили лес, рубили дрова. Девчонки устроились в подряд, волокли сушины на костёр. Камбуз женщинам пришлось оборудовать самим, без единого гвоздочка, без единого топорочка. Весь инвентарь задействован в лесу. Но дамы (особенно Белые) не сдавались. Уникальное строение из пней и кирпича с успехом заменило рогатины у костра, а бывшая гардина — перекладину для котелков.
Уже через полтора часа высился палаточный лагерь, был накрыт стол, дымился аппетитный ужин. Сидим у костра, поём песни. Нам тепло и уютно. Пусть компания небольшая, но очень сплочённая. Вспоминаем тех, кто в этот раз не с нами. Обсуждаем блестящую идею капитана – покупку новенького ПСНа! Предложение так понравилось, что весь сплав прошёл под сенью грёз и фантазий о собственном плоте.
Ночь прошла спокойно. Многие, утомлённые сборами, дорогой, мирно сопят в своих палатках, лишь из одного «дворца молодёжи» доносится шорох игральных карт, тихие проклятия, задорный смех.
День следующий. Капитан не торопит команду — глупо, ведь кругом почти одни женщины. Умывание, завивка, увлажняющие крема… Уж потом котелки и прочее. Всё успеется.
Долго ли, коротко ли, суда были спущены на воду и пошли по речной глади. Экипаж занял свои места. Командир умело руководит флотилией. Один свисток и «шлюпки» послушно подтягиваются к плоту в ожидании чего-нибудь получить. Но бар закрыт, камбуз тоже. Лодки разочаровано, нестройно плетутся в кильватере ПСНа (плот спасательный, надувной).
Боцман Борис не дремлет, стережёт спецобувь капитана.
Коварная река легонько подтолкнула борт и незаметно слизнула видавшую виды потрёпанную шлёпку. Босоногий мальчик (капитан) продолжал командовать парадом (свою вторую пару обуви он по забывчивости оставил на покосе, услужливо заложив в них белые носочки.).
Река величественно несёт воды меж берегов. Повинуясь, склоняются перед ней берёзки, несмело перешёптываются между собой ветви деревьев, ветерок заплетает блики в струящийся поток зеленоватой бездны. Наслаждаемся этой красотой.

мана
Едим на удивление мало, пьём ещё меньше, совсем как монахи, питаемся исключительно Духовной пищей: ведём дискуссии о творчестве и жизни Есенина, Маяковского, Толстого. Папа работает над нашим запасом «военно-морской» терминологии, награждая каждую оговорку лёгоньким ударом весла по голове, что очень мешает усвоению материала.
Разведывательная группа в составе Бориса и тёти Гали отправилась занимать стоянку. И вот мы причаливаем к берегу. Костерок, готовая подстилка для палатки — гостеприимно встречают нас. Остаётся лишь, в который раз, оборудовать стол из пары-тройки массивных брёвен, приготовить ужин. Бурлит шикарный борщ с поджаренными овощами и копчёностями, дразнят ароматом золотистые гриль — сосиски, ждёт своей участи вкусная каша. Всем ЭТИМ ДОБРОМ мы обязаны любимым женщинам и профессиональным поварам Лене и Оле.
Сегодня мужчины очень устали. Управлять ПСНом — нелёгкий труд. По окончании трапезы сразу отправляются по каютам на отдых.
Утро пришло к нам моросящим дождём, как будто мы прогневали небеса. Вдобавок к этому начал резко сдавать плот. Не выдержал он предстоящей измены (да и сказался вчерашний массовый побег от дождя на нижнюю палубу ).
Обмозговали это дело, хлебнули энергетического напитка FLASH, прочистили свою ауру. Произошло чудо! — Выглянуло солнце, заливая поляну ярким светом. На скале, у противоположного берега, высветилась надпись «Иисус любит вас!». Народ возликовал. О, эта капризная Манская погода: не под «FLASHишь» – не пойдёшь. Капитан на ходу подлатал днище корабля, надёжно прижал заплаты балластом, то бишь, своим телом. Мы последовали примеру, аккуратно расселись, заслоняя всем, чем можно, уязвимые места ПСНа.
Тётя Валя решила перейти на лодку — от греха подальше. Взяла с собой удочку, обещая наловить рыбы на ушицу. Результат был не важен, главное — процесс (и безопасность на маленьком, но цельном судёнышке).

мана
Дядя Стас мастерски управляет плотом, как бывалый паромщик. Не верится, что это его второй поход на Ману. Он внимательно оглядывает фарватер и оповещает о приближении подводного камня. Информация моментально (за две — три минуты) распространяется через весь плот, и уже на корме эхом повторяется тревожное предупреждение. Здорово, когда среди экипажа царит отзывчивость, взаимопонимание! К счастью, столкновения удалось избежать. На ПСНе опять покой, тишина. Капитан возлежит на борту в величественной позе, оберегая сон двух очаровательных нимф – Оли и Лены.
Гадаем кроссворды – любимая забава всей компании. Подкармливаем «шлюпочников», их помощь ещё понадобится. Уже виднеется наш «туманный Альбион». Парни успели обследовать местность, а слепни обследовать их. Ребята энергично машут руками, наверно что-то хотят сказать. Нам сейчас не до разговоров, скорей бы подняться на поляну. МЫ ЗДЕСЬ, МЫ НА КЭПОВСКОЙ, МЫ ДОМА!
Стоянка представляла удручающее зрелище. Повсюду чернели костровища, тут же были отходы жизнедеятельности: мусор, шприцы, бутылки. Круг из камней огораживал деревянный кол, видимо, бывшие здесь ребята камлали, призывая священных… коров (судя по экскрементам).
Пришлось первым делом устроить генеральную уборку – субботник. Закипела работа в стане Прислонютых. Обустраиваемся на месте, нам не ночь — два дня жить здесь. Тётя Тома Мать запросила отдельную палатку, надоело ей среди нас — грешников. Удовлетворили просьбу, отвели келью.
Далее, всё по плану: еда, песни, дружеские разговоры у костра. Вскоре решили размяться, устроили автопати. «Русская берёзка», «Канкан» и танцы у гардины слились в единое целое…
Канитель вскоре успокоилась, уступив место … созерцанию неземных красот. На небесном экране вспыхивали метеориты, одиноко слонялись спутники по своим траекториям, звёздный дождь осыпался на землю. Мы любовались зрелищем под мелодичный перебор гитары, негромкое пение. Пора было расходиться. Завтра предстоит нелёгкая работа – возведение бани.
В лагере сегодня суровый, спартанский режим. Побудка, обливание, обтирание, питательный завтрак и вперёд – на заготовку леса! В работе задействованы все. Кипит, жужжит всё в нашем муравейнике, слышится стук топора, шум падающих деревьев, треск ветвей… Женщины и девушки, сделав по одной ходке в тайгу, занялись своим хозяйством. Лена с Олей режут салаты, готовят праздничный торт. На камбузе закипает ушица (наш рыбный запас — десять банок сайры).
Кто постарше, уединились на полянке, что-то делят. Со стороны, кажется, они играют в карты, причём на деньги: то забирая, то отдавая друг-другу N-ые суммы денег. Оказалось, это согласование бюджета нашего похода. А мы уж было подумали…
И вот Великое изобретение Рима, а так же наших мужчин, готово. Представительницы прекрасного пола идут первыми. Храм Души и Тела распахивает свои тёплые объятия каждому, вошедшему в его обитель. Мана же охлаждает наш пыл, очищает от всего наносного. При выходе капитан с завязанными глазами преподносит дамам «освежающие» напитки. После бани отдыхаем, наводим красоту, готовимся к праздничному вечеру, собираемся за столом.
Откуда ни возьмись, появляется человек в белом, с сумкой санитара (он же капитан). Заботливо вливает всем по ложечке «микстурки». Убедившись в нашем здравии, спешно удаляется, побрякивая пузырьками, торопясь к другому пациенту.
Наш ПСН совсем сдулся. От натуги и старости стали расходиться швы – тут микстурой не обойдёшься! «Док» опустился на колени перед больным, приступил к обследованию. «Тихо бьётся под рукой ранка, потонуть среди реки жалко», напевает он сам себе под нос. Произведён массаж клапанов, искусственное дыхание, наложение швов. Сердце хирурга гулко стучало и останавливалось при резких посторонних звуках (уже чихнуть рядом нельзя). Операция прошла успешно, пациент будет жить! (По крайней мере, один день сплава протянет.) Теперь можно со спокойной совестью гулять и веселиться.
Праздничный банкет. Торт успешно уминается, аж желудки пищат от восторга. Поднимаем бокалы, возносим хвалу Мане за отличную погоду. Феерия ярким всполохом озаряет небосвод, венчая великий Праздник Единения Прислонютых.
Зажёгся звёздный ночник. На столике медленно плавилась свеча, монотонно звенели комары… Старшие погрузились в воспоминания. Было весьма любопытно услышать рассказы о приключениях бесшабашных студентов, а ещё страшилки из их жизни. Да!…
Боцман Боря позаботился о команде – наловил рыбы, зажарил на палочках и дал полакомиться своим кулинарным творением. Но что-то тревожило добытчика. Он внимательно оглядывал окрестности, прислушивался к звукам тайги. Неведомый гость топтался по нашему лагерю. Об этом им сразу было доложено капитану. По команде все затаились. Неясное, светлое тело с невероятной скоростью нарезало круги у палаточного лагеря. Мы обомлели: НЛО. Отважились тормознуть засветившийся объект. Белая, тарелкообразная панама слетела, открыв русую голову Павла. Парень совершал пробежки перед сном, дабы поддержать свою форму. Спортсмен, етить его мать!
Наконец все угомонились. Палаточный городок окутала тишина, словно не было никакой кутерьмы.
Зазвучала пионерская зорька. Спросонья вылезаем из своих «юрт», кого-то вытягивают волоком (счастливчики — ещё спят). В руки дают рюкзаки, вещи. Наверно, это надо увязать воедино… Последний день, последний сбор. Суть данного ритуала заключается в том, чтобы подсунуть в вещи соседа свою маленькую, но важную мелочь. А после похода напрашиваться друг к другу в гости, в поисках «затерявшегося» предмета.
Навстречу вышел лесник с соседнего кордона. Рой мошкары и «оводов» путешествовал с хозяином тайги, беспардонно шаря по его карманам, обследуя содержимое резиновых сапог. Приглашаем поучаствовать в торжественном построении. Фотографируемся на память, по традиции калошуем новобранцев – Пашу с Леной.
Оводы, осознав близость разлуки, завели свою песню «Попробуй чмок, чмок, попробуй джага — джага. Попробуй м…, м…, нам это надо, надо!». Прощаемся с новым знакомым. Бросаемся на плот, дубася на себе крылатых вампиров. Срываемся с якоря, уходим прочь.
Усталая подлодка (по другому ЭТО не назовёшь) из глубины идёт домой. Отдыхающие с берега любопытно взирают на наше судно. Мы браво лавируем меж перекатов, молимся о спасении ПСНа, об избежании новых «пробоин».
Вот уже по правой стороне высятся дворцы из дерева, стекла и бетона. Мы не завидуем обитателям роскошных вилл. Манские просторы, красота заповедной природы — дороже.
Плотик, влекомый быстрым течением, уносит нас подальше от серых замков, золотых решёток. Мы свободны и счастливы! А большего — не надо.
Высаживаемся на Ибице. Право, у людей хорошее чувство юмора, так назвать бывший просто ровный участок берега и взимать теперь плату за пользование им.
Сдуваем лодки. Спускаем ПСН, последний раз подклеиваем, сворачиваем, упаковываем.
Успев нагулять аппетит, сметаем всё, что под рукой. Огурцы, батон, конфеты, исчезают с бешеной скоростью. О, как мы оголодали за эти дни.
Вдалеке маячит наш ПАЗик. Успеваем распить бутылочку пива, произнести прощальные слова родной Мане и… Вперёд!

Статья из цыкла : Туры по золотому Кольцу.

Экипаж:

Влад, Валентина, Полина;
Тамара Мать;
Чёрные: Галка, Борис;
Белые: Валентина, Стас, Оля, Таня, Паша.
Всего-то 11 человек

До встречи, любимая Мана!
Полина Никитина.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.